Это текст. Нажмите, чтобы отредактировать и добавить что-нибудь интересное.

Сергей Патаев

ЧЕРНЫЕ СЛЕЗЫ

Глава 35

Общение происходило по Скайпу. Также как и в случае диалога между Батовым и Груздевым собеседники использовали заранее согласованный канал, которым ранее не пользовались и которым более пользоваться не будут. Поэтому общение шло достаточно свободно. Без опасения перехвата.

 

Одним из собеседников был все тот же Батов, другим – Кириллин. Дмитрий Владиславович подробно описал ситуацию в городе. Батов был недоволен ошибками, которые допустили подручные Шамана, но Кириллин, как всегда, имел план выхода из ситуации. И этот план, не смотря на всю его неоднозначность, Батову понравился. С другой стороны, он и не мог не понравится – альтернативы-то ему не было.

 

Шаман еще ответит за то что за ним пришлось прибирать. Всему свое время.

 

«Тут мы справимся собственными силами. – продолжал, между тем, Кириллин. -- Но в Тюмени я бы хотел видеть других людей».

 

«Кого?»

 

«Не бандиты Шамана. Не уголовники. Нужны специалисты, которые имеют опыт в подобных деликатных вопросах. У Вас есть такие люди?»

 

«Найдем»

 

«Медлить нельзя. Война будет по любому. Не нужно чтобы они искали против кого воевать, им нужно указать».

 

«Они уже и приемника назначили. Он летал к умирающему Валиеву в Израиль. Это его брат. Ветеран Первой Чеченской, офицер ГРУ. После войны был как будто не при делах. Работал водителем автобуса».

 

«Всякое бывает. Может, действительно был не при делах. Но если бы хотели жить дальше в новых реалиях – кого-то другого бы назначили. Ришат им нужен как знамя. Они мстить собираются. Важно чтобы не искали кому».

 

«Могут найти…»

 

«Могут. Учитывая куда эти дебилы акции завели.»

 

«А что будем делать с прокурором?»

 

«Нужно понять степень его вовлеченности во все это. Нельзя всех зачистить. Тогда будет явно видно кто за этим стоит. Или не сразу и не в одном месте всех зачищать. Получится ли его перевести куда-нибудь?»

 

«Он на пенсию через полгода должен выйти.»

 

«Но варианты есть? Может, внутренняя проверка?»

 

«Она у него только была осенью прошлого года. Нарушений не выявлено.»

 

«Я считаю, что перевод – самое лучшее. Может даже с повышением. Побудет и.о. перед выходом на пенсию. Так ведь делают когда место кому то держат.»

 

«Я попробую что-нибудь сделать. Но у нас натянутые отношения с генпрокурором.»

 

«В общем, его нужно куда то убрать из Ноябрьска. Только так мы сможем остановить проверки на

«Хангазе».»

 

«Хорошо. Мы решим этот вопрос.»

 

«С Тюменью нельзя медлить. И нужно чтобы все было слажено как по нотам. Нельзя проколоться.»

 

«Я отправлю самых лучших своих людей. Есть пару друзей Николая Николаевича (*174*). Взрослые мужики, знают свое дело. От Алика (*175*) тоже парни есть. Молодежь, но проверенные надежные ребята.»

 

«Замечательно. Нужно все сделать быстро, но четко. Война должна начаться и завершиться в одночасье».

 

На этом общение закончилось. Оба устройства, с которых выходили в эфир, были разломаны и по частям разбросаны по окрестностям. В следующий раз будут общаться и с других аккаунтов, и с других устройств.

 

Батов стал действовать сразу же. Он вызвал заместителя к себе на дачу и только там, уединившись в парилке, поставил перед замом задачу. Температура стояла под 70 градусов. Любая электроника вышла бы из строя. А будучи голышом – это исключало любое наличие скрытых устройств. Даже если бы их удалось спрятать в заднице – они не пережили бы такого пекла. О том, чтобы прослушать направленным лучом тоже не могло быть и речи. Во-первых, в парилке не было окон (а снять разговор можно только по вибрации стекол), а во-вторых парилка находилась ниже уровня земли внутри другого сооружения, которое руководитель службы безопасности «Севнефтегаза» скромно именовал сауной.

 

Семен Николаевич знал Федора Муравьева много лет. Они вместе прошли огонь, воду и медные трубы за долгие годы службы в «шестерке» УСБ ФСБ (*176*). Муравьев был заместителем генерала Батова и их карьеры всегда двигались синхронно. Признавая гений своего шефа в подковерной борьбе, Федор Антонович взял всю оперативную работу в свои руки, оставив шефу политические интриги внутри ФСБ. За это благодарный Батов, распространяя на себя успех от операций своего помощника, покровительствовал ему во всем и тараном расчищал путь наверх для них обоих.  И когда в жизни Семена Николаевича произошел очередной крутой поворот, приведший его на последний 63-й этаж башни «Империя» в московским Сити на должность вице-президента по безопасности нефтяного гиганта «Севнефтегаз», Муравьев ожидаемо занял должность первого заместителя вице-президента по общим вопросам. На новом месте все осталось по заведенному много лет назад порядку: шеф продолжил заниматься интригами и подковерной борьбой, в то время как вся реальная оперативная работа привычно легла на плечи заместителя. Впрочем, обоих такое положение дел более чем устраивало. Батову нужны были надежные штыки, которые подпирали его спину, а лишенный политических амбиций Муравьев просто хотел спокойно заниматься любимым делом.

 

Не то чтобы Батов не доверял Муравьеву, но пошедшая вкривь и вкось операция по поглощению «Хангаза» заставила Семена Николаевича вспомнить о повышенной осторожности. Много чего Батов и Муравьев обсуждали прямо в кабинете. Но особо деликатные поручения и неоднозначные ситуации обсуждались только в бане. Поэтому в вызове в баню Муравьев ничего удивительного для себя не увидел. Такое не часто, но бывало в их нелегкой и опасной деятельности.

 

Разговор действительно того стоил чтобы его сохранить в тайне от остальных ушей. Это Муравьев понял с первых же слов своего шефа. Он слушал не перебивая, время от времени хмурясь и отирая рукой заливающий глаза пот. Задача операции была поставлена. Цель определена. Осталось только подобрать людей и вылететь на место. Батов настаивал чтобы Муравьев лично руководил операцией.

 

-- Ваш выезд не останется незамеченным. И в будущем, возможно, могут появится вопросы. Я не говорю что такое обязательно будет, упаси Бог. Но лучше всегда быть готовым к непредвиденному развитию событий. Поэтому Вам нужно найти какой-то повод для этой поездки.

 

-- Внеплановая проверка соблюдения правил безопасности сотрудниками местного отделения СБ. Правила хранения оружия, прохождение инструктажей. Мы часто делаем такие внезапные проверки. Последний раз в Астрахани очень крепко досталось местному филиалу. Вплоть до увольнений.

 

- Вот и славно. – крякнул Батов. Мотнул своей выбритой на лысо головой, будто желая смахнуть пот. Но липкий пот не разлетелся в разные стороны. Правда, глаза заливать перестал. – Что, добавим жару-то? Прогреем старческие кости?

 

Муравьев хмыкнул:

 

-- Не сгореть бы, Семен Петрович. А то я с такими температурами не дотяну до ваших лет.

 

-- Эх, молодежь, - деланно предосудительно покачал головой шестидесятилетний Батов. Муравьев был младше его ровно на десять лет. – Ну иди в предбанник коль такой незакаленный. А я еще поддам жару.

 

С этими словами Семен Петрович взял огромную деревянную кружку и плеснул кипятку на камни. Висящий над камнями термометр быстро перевалил за 300 градусов. Муравьев мужественно не шелохнулся, хотя сердце резко ускорило свой ход.

 

Батов растянулся на животе на деревянных нарах.

 

-- Пропарь старика, Федя. – сонно пробормотал Батов.

 

Муравьев со вздохом снял висящий на стене березовый веник и стал охаживать своего шефа. Тот аж млел и закрыл глаза от удовольствия. Пока руки механически хлестали генерала веником по спине и голой заднице первый заместитель вице-президента «Севнефтегаза» по безопасности уже начал в голове прорабатывать детали предстоящей операции.

ПРИМЕЧАНИЯ к Главе 35

*174*. «Николай Николаевич» - на сленге спецслужб так называется служба наружного наблюдения. Одно из самых секретных подразделений российских спецслужб. В ФСБ это 7-е (оперативно-поисковое) управление, а в МВД РФ --  Оперативно-поисковое управление (ОПУ), выросшее, в свою очередь, из 7-го управления МВД СССР.

 

*175*. «Алик» -- сленговое (российских спецслужб) название группы «А» («Альфа»), подразделения специальных операций КГБ СССР и ФСБ России. «Алики», соответственно, бойцы этого спецподразделения.

 

*176*. Имеется ввиду 6-я служба Управления собственной безопасности ФСБ РФ. Формально «шестерка» отвечала за оперативное сопровождение уголовных дел и охрану свидетелей. По факту же это спецназ УСБ ФСБ с правом оперативной работы.