Это текст. Нажмите, чтобы отредактировать и добавить что-нибудь интересное.

Сергей Патаев

ЧЕРНЫЕ СЛЕЗЫ

Глава 37

Сергей Акимов лазил по интернету пока Жанна, его жена, собирала Алесю в школу. Маленькая Алеся ходила в первый класс. Но ходила не в простую школу, а российско-американский образовательный центр. Грубо говоря, это была школа с углубленным изучением английского языка. Самая крутая в Тюмени. Преподаватели – все сплошь native speaker (*188*) . После русскоязычной обязательной программы начиналась программа на английском языке. Но первый класс, куда ходила маленькая Алеся, мало отличался от детского садика. Настоящие занятия начнутся только через год. Но читать и писать первоклашки уже учились. При чем, на обоих языках.

Из пригорода, где жили Акимовы, ребенка нужно было везти центр областной столицы. Занятия начинались в девять. Обычно отвозил сам Сергей, а забирала Жанна. Сергей вечерами был занят – терки, разборки, разводки. Спортзал, наконец. На вечернее время приходилась основная работа. Лидера «спортивноориентированной молодежи» в городе считали авторитетным бизнесменом. Реноме бандитского вожака нужно было поддерживать. В отличии от Ильдара Валиева, соседа Акима по криминальной Тюмени, которого подстрелили пару месяцев назад, «спортсмены» так и не смогли полностью легализоваться.

 

Когда-то они гремели на всю Западную Сибирь. «Десятка» (так называлась эта преступная группировка в 90-е) контролировала Тюмень, Югру и Ямал. Воров не ставили ни во что. Платили все – рыночники, банкиры, и даже нефтяники. Но неразделенные деньги привели сначала к расколу на большую и малую «десятки», в которой «меньшевики» одолели «большевиков», а потом дробиться начали и сами победители. Акимов был одним из немногих кто уцелел. Уцелел чудом. Но пока «десятка» сама себя истребляла, в городе ситуация резко изменилась. «Татары» подмяли под себя крупный бизнес и стали легализовываться. И чем глубже «татары» влезали в легальные операции тем меньше им оставалось интереса до рынков, ларечников и прочей мелочи.

Зато Акимов и его бригада сумели почти все это подобрать под себя. Подбирали без боя – надевшим пиджаки «татарам» рэкет с паяльником уже казался дикостью. Деньги они зарабатывали по другому. А подмяв под себя наследие «татар», Аким сумел вытеснить из города «синих» (*189*) и после этого стал консолидировать вокруг себя недобитые остатки «десятки» и другие мелкие уличные банды. Воров не любили ни «тататы», ни «спортсмены». А посему как последнего смотрящих от «воров» Ганса закрыли, в городе установилось крепкое двоевластие. Две группировки соблюдали вооруженный нейтралитет, старались не задевать друг друга. «Татары» плавали в крупном бизнесе, а мелкий и средний остался на откуп «спортсменам».

 

День – наш, ночь – ваша, -- любили говорить «татары». И это точно отражала расстановку сил в городе.

 

И чем был мельче бизнес – тем больше было с ним хлопот. Постоянно приходилось разруливать долговые проблемы между предпринимателями. Бороться с кидаловом (*190*), разбираться в претензиях. «Спортсмены» по прежнему вывозили должников в лес и нередко в операциях принимал участие и сам Аким. Учитывая контингент, с которым приходилось работать, нужно было поддерживать авторитет – и в глазах соучастников, и в глазах терпил. В среде «спортсменов» по прежнему высоко ценилось умение вырубить оппонента с одного удара.

Именно по причине такой плотной занятости по вечерам Сергею Акимову по прозвищу Аким было не с руки забирать дочку после школы. Поэтому это всегда делала Жанна. Она, правда, была на третьем месяце беременности, но пока еще могла самостоятельно ездить. Потом, месяца через четыре, уже придется кого-то из родных запрягать на это дело, подумал Аким. Или самому как-то находить время.

Алеся, наконец, закончила с горем по полам с кашей, и позволила маме себя одеть. Был май, но погода стояла отвратительная. Каждый день моросил дождь, ветер…

 

-- Потерпи, Алесенька, - уговаривала шестилетнего ребенка мама, застегивая последние пуговицы на ветровке. – Скоро уже каникулы.

 

-- А когда это скоро? Я на море хочу.

 

-- Очень скоро. Вот сколько у тебя пальчиков на руках?

 

Алеся подняла обе ладони и смешно зашевелила пальцами:

 

-- На этой пять и на этой пять.

 

--  А всего сколько, на обеих руках?

 

-- Десять.

 

-- Умница. Вот тебе десять дней до последнего звонка и осталось. Отсчитывай каждый день по одному пальчику. И когда все десять отсчитаешь – будет последний звонок.

 

-- И я поеду на море? – аж подскочила девочка от радости.

 

-- Да. Папа ведь обещал нас отправить на Кипр.

 

-- Ур-ра!!! – Алеся запрыгала от радости. Да так, что если бы они жили не в особняке а в многоквартирном доме – у соседей бы штукатурка с потолка посыпалась бы.

 

Сергей хмуро оторвался от смартфона и, отметив, что девочка уже собрана, сунул телефон в карман. Надел мастерку, клюнул жену в щеку и пошел в след за девочкой, подпрыгивающей то на одной ноге то на другой. Рюкзак с книгами, который весил не меньше чем его хозяйка, так и ходил в верх в низ, пока Алеся скакала вниз по ступенькам.

 

Жанна пошла за ними следом. На выходе из дома она глянула в окно и нахмурилась.

 

-- Сереж…

 

-- Что? – Аким завязывал шнурки кроссовок, вопросительно поднял голову на жену. Она выглядела обеспокоенной.

 

-- Помнишь, я говорила про серую «ауди» что вчера за нами ехала от школы?

 

-- Ну.

 

-- Вон она стоит. У колонки.

 

Акимов поднялся и подошел к окну. Жена стояла у стены и осторожно выглядывала через щель тяжелой шторы. Сергей стал за ее спиной. Он был на целую голову выше Жанны поэтому ему и из-за спины женщины все было хорошо видно. У колонки действительно стоял серый автомобиль. Номеров было не разглядеть, они были замазаны грязью. В салоне угадывались фигуры. Да они особо и не таились – работал движок, из выхлопной трубы шел дым. На улице была минусовая температура. Сидели бы с выключенной печкой – замерзли бы.

 

Акимов уже неделю замечал эту машину у себя на хвосте. В некоторые дни не «ауди», а «фольксваген пассат» следовал за ним. При чем, особо наблюдатели не таились. Как они следили, так только слепой не смог бы их засечь.

 

Жанна с тревогой смотрела в лицо мужа. Но на волевом лице Сергея не дрогнул ни один мускул. Хотя внутри была тревога. Он не мог объяснить ее причины, но она была. Не нравились эти наблюдатели Акиму. Но особенно ему не нравилась их дилетантность.  Как будто они не боятся быть обнаруженными. А чего им бояться? – подумал Сергей, задергивая штору. – Ну обнаружил я их, и что дальше?

 

Сергей притянул Жанну к себе и обнял ее чтобы успокоить. Жена уткнулась ему под мышку.

 

-- Сережа, я боюсь. – шепотом, чтобы не слышала стоявшая у входных дверей дочка, проговорила Жанна. –

Что им нужно?

 

-- Не знаю, -- честно ответил Сергей, гладя ее по волосам своей здоровенной боксерской ладонью. – Но я не думаю что нам следует чего то опасаться.

 

Жанна отстранилась от него и посмотрела в глаза, словно пытаясь в них найти опровержение своим страхам:

 

-- Правда?

 

-- Правда, малыш. – Сергей не отвел глаз от взгляда жены и постарался чтобы его голос звучал уверенно. – Видишь, они даже не скрываются, наблюдатели хреновы. – Сергей постарался усмехнуться. -- Уж если ты их заметила, то это или дилетанты, или…

 

-- Или кто?

 

-- Или менты. Плетут интриги свои. Поймать не могут ни на чем, вот и нервируют. Если бы серьезные люди следили – поверь, так не палились бы. А тут – как будто специально чтобы мы их увидели, чтобы занервничали.

 

-- Я все равно боюсь.

 

-- Не бойся. Тебе не надо сейчас волноваться. Подумай о ребенке которого ты носишь. Еще две недели и полетим в наш дом на Кипре. На все лето. Всего две недели. И – море, солнце, песок. И никаких наружек, никаких ментов.

 

Жанна притянула мужа к себе и поцеловала в губы. Потом отстранилась:

 

-- Иди, а то Алеся в школу опоздает.

 

-- Не опоздает. Давай, вечером буду поздно. Не забудь девочку после школы забрать. И не параной. Пускай следят за тобой если им заняться нечем.

 

Сергей постарался чтобы его голос звучал как можно увереннее и беззаботнее. Но, на самом деле, внутри была какая то тревога. Он не стал говорить жене, но этот хвост его беспокоил тоже. Было что-то непонятное в нем. Не логичное.

 

Они спустились в гараж, который был в цокольном этаже. Там стояло две машины – «лексус» Жанны и его «ниссан патрол». Усадив девочку и детское кресло, Сергей включил аудиосказку на английском языке. У них была такая традиция: когда ехали в школу, папа включал диск со сказками на английском языке. Чтобы ребенок как можно больше времени был окружен английской речью. А вечером, когда мама забирала девочку из школы, она включала ей детские песенки на английском языке.

 

Пока двигатель прогревался Аким набрал на мобильном номер Жоры, одного из своих бригадиров, который жил на соседней улице. Когда «спортсмены» разбогатели, то построили дома в одном и том же поселке. Также Жора по совместительству был двоюродным братом Акима.

 

-- Проснулся?

 

-- Даже штангу выжал. – послышался бодрый голос Жоры.

 

-- А малой?

 

-- И он тоже. На двенадцать меньше меня выжал, салага. Ботаник, бля. Что с него возьмешь.

 

-- Я сейчас поеду через тебя. За мной хвост какой-то непонятный – серая «ауди». Едут, не прячутся. Номера грязью замазаны. А я Алесю в школу везу. Хер его знает… Пускай Олег сядет им на хвост, подстрахует. А если спрыгнут с хвоста – пускай попытается им на хвост сесть. Может получится разузнать кто это.

 

-- У нас же все ровно со всеми. – озабоченно не то спросил, не то сообщил Жора. – Может менты?

 

-- Я тоже так подумал. Но есть одна херня… Потом заеду расскажу на обратном пути. Ты жрать поедешь?

 

-- Да.

 

-- Ну там и словимся (*191*), перетрем (*192*). Цинкани (*193*), когда Олег будет готов. И позвони Сапогу, узнай где он сегодня. Хочу после школы через него проехать. Понимаешь меня?

 

-- Да. Позвоню.

 

-- Ок. – ответил Аким и дал отбой. -- Ну что, поехали? – Сергей обернулся к дочери и улыбнулся ей. Девочка внимательно слушала очередную историю про диснеевского Винни-Пуха.

 

Огромный джип выполз из цокольного гаража и выехал на улицу. Ворота-роллеты открывались по специальному маяку, установленном на лобовом стекле. И сразу же поползли в низ как только машина выехала из дома.

 

«Я готов», -- пискнула смска от Олега, младшего брата Жоры.

 

«Еду, встречай. Серая «ауди», должна за мной увязаться».

 

«Ок. Примем и проводим. Брать с собой что нибудь?».

 

«Нет. Я думаю, это менты. Может, на то и провоцируют чтобы потом принять с поличным».

 

«Добро. Буду пустой. Травмат не считаем, у меня разрешение на него».

 

«Ок. Давай. Не пропусти нас. Я буду ползти».

 

Аким умудрялся три дела делать одновременно – одной рукой вел машину, другой переписывался с Олегом, да еще и следил за обстановкой вокруг. Мелькнула мысль, что надо бы обзавестись охраной. Но столько лет все тихо было. Кто же это, бля?

 

В боковое зеркало Сергей заметил как машина наблюдателей двинулась следом. Вообще не таятся. «Ниссан» ехал нарочито медленно, не более двадцати километров в час. Также медленно ехала сзади «ауди».

 

«Что ж вам, черти, надо от меня?» -- выругался про себя Аким.

 

От дома, где жил Сергей, до трассы было по прямой метров пятьсот. Его улица выходила на развязку. Это была первая линия домов от Е22 (*194*) . Жора с брательником жили на Запрудной улице. С Запрудной нужно было сначала свернуть на дорогу к СНТ «Тюменец», а уже оттуда – на развязку. Аким раньше так не ездил никогда, и это преследователей должно было насторожить. Но не насторожило, судя по всему. Они также спокойно, как и обычно, ехали следом. Свернул ведомый – и они за ним. И также, не скрываясь.

 

Проезжая мимо жориного дома Сергей увидел высунувшуюся хищную морду «БМВ Х6». Эта было машина Олега, младшего брата Жоры. «Бэха» стояла с включенным движком и напоминала затаившегося тигра, стерегущего свою добычу.

 

Ботаником его прозвали за то что он носил очки и постоянно щурился. У Олега было плохое зрение, но на ринге это ему не мешало. Парень в прошлом году привез золото с чемпионата Евразии по кикбоксингу. Был он щуплый и выступал в суперлегком весе. Со стороны видя такого дрыща (*195*) в очках с толстыми линзами вполне можно было принять его за ботаника. Но внешность была обманчивой. Олег был в группировке чистильщиком и выполнял особо деликатные поручения. Не все даже знали что он в теме. Многие считали что они ходят со старшим братом разными дорожками: Жора – бандитскими тропами, а Олег – путем спортивных достижений.

 

Мимо проехали «ниссан патрол» и серая «ауди». Олег выехал и пристроился следом. Он также демонстративно сел на хвост тем кто сидел на хвосте у патрона.

 

«Принял», -- пришла смс от Ботаника.

 

«Вижу, -- отбил в ответ Аким. – Я думаю, они тоже видят. Если по этой причине захотят свалить – не упусти их. Нужно чтобы они раскрылись.»

 

«Добро».

 

«Бак полный?»

 

«Почти. Литров семьдесят».

 

«Супер. Эти черти вряд ли больше полбака имеют. По любому сожгли полбака пока меня у дома караулили».

 

«Не упущу, -- лаконично отбил Олег.

 

Все три машины выехали сначала на дорогу к СНТ, а с нее свернули на развязку. Со стороны могло показаться что это одна колонна. Впереди ехал «ниссан патрол», за ним – серая «ауди», а замыкал процессию тонированный на глухо черный «БМВ». Расстояние между ними было такое что втиснуться постороннему автомобилю было невозможно.

 

Сзади номерные знаки у «ауди» также были заляпаны грязью и не читались. Преследователи по любому видели что их раскрыли и из ведущих они теперь тоже стали ведомыми. Но их, казалось, это ничуть не заботило. Они не делали попытки сняться с хвоста. И это было не понятно ни Акиму, ни Олегу.

 

Аким увеличивал скорость, и даже превышал, но преследователи делали то же самое. Сергей резко перестраивался, и «ауди» -- следом. Пару раз  «колонна» подрезала автолюбителей, но никто не захотел связываться с дорожными хулиганами. Когда тройка въезжала в Тюмень отзвонился Жора.

 

-- Сапог сегодня дежурит на Источнике. На тобольской трассе, сразу за развязкой. Как в область ехать.

 

-- Это возле станции техобслуживания? – уточнил Аким.

 

-- Проезжаешь СТО, затем автомойку. Прямо на повороте на улицу Источник они будут. Уже выставляются. Постарайся туда хвост свой привести. Они как тебя увидят – сменят Олега и прижмут твоих следопытов. Так попытаемся узнать кто они и что им надо.

 

-- Добро. Высажу дочку и туда выдвинусь сразу.

 

Сапог был инспектором ГИБДД и одноклассником Жоры. Не смотря на то, что жизнь развела приятелей по разные, казалось бы, стороны баррикад, на самом деле друзья никогда не прерывали контакта. Сапог (в миру сержант Сапогов) никогда не отказывал приятелю за жалкие пару тысяч пробить тачку или тормознуть кого надо. Вот и сейчас Жора договорился с ним, что Аким проедет со своим хвостом мимо него, а передвижной пост госавтоинспекции тормознет «ауди». Проверит документы водителя и пассажиров, пробьют тачку и узнают кто это такой дерзкий. А потом эти данные попадут в распоряжение «спортсменов». Исходя из результата этой пробивки будет ясно что делать дальше.

 

Но преследователи нарушили их план. Доведя через весь город Акима до школы, они  резко рванули в переулок. Обычно хвост всегда тормозил неподалеку и ждал пока авторитет отведет ребенка в школу, вернется и двинется по своим делам. Дальше его преследовали еще с полчаса, обычно до кафе где Сергей имел привычку завтракать в обществе Жоры и других бригадиров, потом хвост отваливался и больше Сергей в течении дня никого за собой не замечал. Вечером, как оказалось, хвост вел Жанну – от школы до дома. А наутро все повторялось снова по одному и тому же сценарию. Только машины чередовались – «ауди» и «пассат».

 

Но они всегда ждали пока он отведет ребенка! В этот же раз ждать не стали. Возможно, из за того, что Аким сам внес изменения в сценарий: неизвестному хвосту нацепил свой хвост. Поэтому, после того как «ауди» резко сиганула в переулок и дала по газам, план с остановкой гаишниками пришлось отменить. Ботаник кинулся было следом, но Сергей уже чувствовал что это ни к чему не приведет.

 

И так оно и вышло. Минут через пятнадцать, когда Аким подъезжал к кафе, отзвонился Олег и сообщил что «ауди» ушла дворами, создав по пути несколько острых ситуаций, чудом не закончившихся столкновениями автомобилей.

 

Выслушав Сергея, Жора некоторое время задумчиво теребил вилкой яичницу. Потом поднял глаза на шефа.

 

-- Думаешь, тебя слушают? – спросил с сомнением.

 

-- А с чего бы им менять план? – резонно возразил Аким. – Должны были после школы довести меня до кафе как минимум.

 

-- Не довели. – согласился Жора. – Но мы ведь тоже внесли свои коррективы. Ты один их всю эту неделю водил. А тут Олег им присел.

 

-- Может, и так.

 

-- Поэтому не факт что слушают. Мы нежданчиком посадили им хвоста – они также нежданчиком изменили привычный режим.

 

-- Может, и так. – снова согласился Сергей. Он слушал Жору в пол уха и одновременно мучительно пытался проанализировать кому он мог перейти дорогу в последнее время. И не мог. Все было ровно. Ну, не считая обычных терок – разборок. Но там был не тот контингент. А если все же заяву кто накатал? После расстрела Ильдара ментам нужно было как-то реабилитироваться и они вполне могли замутить операцию по его приземлению на нары чтобы как-то репутацию восстановить.

 

Стрельба по Ильдару и так наделала много шума – он был фигурой общероссийского масштаба. Его не убили сразу, но ходили слухи что он в коме. Перевезли на лечение в Израиль, но никаких новостей – ни хороших, ни плохих – оттуда не поступало. Однако больше всего людей взбудоражило не покушение на него, а случайная гибель его племянницы. Гудел не только весь город, резонанс получился на всю страну. Тюмень наводнили проверяющие из Москвы. Послетали с должностей начальники криминальной милиции и МОБа (*196*) . Кресло зашаталось даже под начальником Главка.

 

Из-за раздумий Акима вывел официант, поставивший перед ними по чашечке дымящегося кофе. В своих анализах ситуации лидер «спортсменов» пропустил цепь логических рассуждений своего двоюродного брата. И услышал уже только резюмирующую часть:

 

-- … Может они вообще после сегодняшнего затихарятся.

 

-- Поживем – увидим.

 

-- Но я бы на твоем месте пацанов все же дернул. Пускай поездят с тобой, Жанкой. Дом постерегут, у школы потрутся. Чтобы неожиданностей никаких не было. Сам знаешь, береженного Бог бережет.

ПРИМЕЧАНИЯ к Главе 37

*188*. Native speaker (англ.) – носитель языка.

*189*. «Синие» (блат.) – преступники-рецидивисты, сторонники воровских традиций и блатной романтики. Украшали свое тело татуировками, отсюда и название – «синие». Другое идентичное название – «блатные». Признают воровские законы и руководствуются понятиями в своей преступной деятельности.

 

*190*. Кидалово (блат.) – мошенничество.

 

*191*. Словимся (блат.) – встретимся.

 

*192*. Перетрем (блат.) – обсудим, переговорим.

 

*193*. Цинкани (блат.) – сообщи, подай сигнал, дай знать.

 

*194*. Е22 – трансъевропейская магистраль от голландского Амстердама до Ишима в Новосибирской области. Одна из самых протяженных трасс в мире. Огибает Тюмень с Юга.

 

*195*. Дрыщ (народ.) – очень худой человек.

 

*196*. МОБ (Полиция Общественной Безопасности) – патрульно-постовая служба, охраняющая покой на улицах. После переименования милиции в полицию все равно в обиходе сохранилась старая аббревиатура – МОБ. Хотя правильнее было бы ПОБ.