Это текст. Нажмите, чтобы отредактировать и добавить что-нибудь интересное.

Сергей Патаев

ЧЕРНЫЕ СЛЕЗЫ

Глава 43

Он улетел в Москву неожиданно и никого не предупредив. Впрочем, кого ему надо было предупреждать? Он – руководитель крупной газодобывающей компании, пускай даже и номинальный. По идее, и предупреждать то особо не кого.

 

Тем не менее, Павел Александрович все же улетал тайно. На то у него были свои соображения. Он прекрасно помнил, что его водитель и охрана – это люди Батова. И он был уверен что Семен Петрович знает от них о каждом его шаге. А ему кровь из носа нужно было провести в Москве конфиденциальную встречу. Вернее, две встречи. Тайну из поездки в Москву все же сделать не удастся. Возможно, что в Москве его будут встречать. Он был к этому готов. И на то тоже была заготовка. И Груздев очень надеялся что Батов ее проглотит.

 

Важно чтобы его не приняли прямо в аэропорту. Тогда он ничего не успеет. Батов обладал поистине неограниченными возможностями. Это для всех он был отставной генерал КГБ. На самом деле, он по прежнему состоял на службе в ФСБ и был выведен за штат чтобы быть введенным в высшее руководство “Севнефтегаз”. Чтобы «Севнефтегаз» всегда оставался под контролем. Такая вот хитрость.

 

Однако все прошло так как и было задумано. За неделю до поездки Груздев стал ходить в спортзал по утрам. Обычно он приезжал туда к 7 часам чтобы после разминки  и  сауны быть свежим на работе к десяти. Иногда опаздывал, засиживаясь в сауне или потеряв счет времени в бассейне.

 

Его водитель, он же охранник и соглядатай, уже привык к этому и спокойно ждал шефа в машине и не беспокоил того если он опаздывал. Вот и сегодня, в среду, он опаздывал. Опять, наверное, запарился или заплавался. Уже 9:30, а Павла Александровича все нет и нет.

 

А в это время Павел Александрович сидел в самолете, который выруливал на взлетно-посадочную полосу. Еще мгновение, и самолет разогнался и взмыл в морозное небо.

 

Вылет состоялся по расписанию. Если бы рейс отменили или была бы сильная задержка (хотя бы на час) Груздев имел запасной вариант  -- он спокойно вернулся бы в спортзал и пускай с опозданием, но прибыл бы на рабочее место. Тогда вылет был бы отложен до следующей среды. Почему среды? Самолеты из Ноябрьска в Москву летали каждый день, по два рейса. Но все они были вечером – в 4 и 5 часов. И только по средам был утренний рейс, вылетавший в первопрестольную в 9:10. Вот он то и нужен был Груздеву чтобы успеть сделать то что он задумал прежде чем состоится его встреча с Батовым или его людьми. А то что такая встреча состоится – Груздев не сомневался. Важно чтобы она состоялась ПОСЛЕ СОБЫТИЙ.

 

Самолет, натяжно надрываясь, пошел на взлет и тяжелая машина взмыла в воздух. Павел Александрович почувствовал как от перегрузок заложило уши. Перед взлетом раздавали конфеты и он сунул одну в рот, прикрыв глаза. Уши стало отпускать. Он просидел с закрытыми глазами все время что самолет набирал высоту. Наконец, раздался сигнал и капитан корабля сообщил что взлет прошел благополучно, за окном минут 33 градуса, полет проходит нормально и расчетное время прибытия в Москву – 10:35, то есть по расписанию.

 

Груздев взглянул на часы. 9:45. Осталось меньше трех часов полета (*221*). Он плохо спал эту ночь, постоянно прогоняя в голове свой план. Все ли он предусмотрел? Нет ли где изъяна? Но план казался идеальным.

 

В 6:30 водитель на огромном бронированном членовозе марки “Мерседес” S-класса стоял уже перед его домом в Поселке. В 6:45 Павел Александрович сел на заднее сиденье и водитель отвез его привычным маршрутом в спортзал. Там, в раздевалке, Павел Александрович переоделся в заранее принесенные из дома вещи. Теперь на нем были ярко красный пуховик, меховые штаны и огромная соболиная шапка, какие были популярны в Советском Союзе в 70-х или 80-х годах, такие сейчас никто не носил. Свой телефон он оставил в шкафчике и вызвал такси со стойки администратора. Потом прошел в туалет, один из которых удачно был расположен у самого выхода, дождался когда приедет такси, наложил бороду, надел очки с толстыми линзами и в таком виде вышел из спортзала.

 

К сожалению, из спортзала был только один вход выход. Была вероятность что водитель будет внимательно осматривать всех входящих и выходящих, но слава Богу тот давно расслабился, уверившись что в Ноябрьске вряд ли что случится. Свою основную задачу он понимал как стучать на своего шефа своему руководству в Москве.

 

Груздев в вызывающе ярком пуховике вышел из спортзала и прошел мимо «Мерседеса», который был припаркован прямо у входа в спортзал. Он постарался изменить походку. На нем были сапоги на высоком каблуке, которые делали его немного выше чем он был на самом деле. Водитель скользнул по нему равнодушным взглядом и, не признав в толстом бородатом дядьке с большой спортивной сумкой через плечо своего патрона, уткнулся обратно в смартфон.

 

Усевшись на заднее сиденье такси он скомандовал шоферу:

 

-- В аэропорт.

 

Они доехали за пятнадцать минут. Благо аэропорт находился всего лишь в десяти километрах от спортзала. Снова туалет, где Груздев снял очки, отлепил бороду и переоделся в привычные костюм, туфли и дубленку. Маскарадный костюм он сложил в спортивную сумку, которую сдал в багаж. В Москве он от нее избавится. Часы на стене мужского туалета показывали 7:40. До вылета оставалось полтора часа.

 

Билет он не покупал заранее, боясь что это будет отслежено. Он заранее узнал, что ноябрьские авиакассы прекращают продажу билетов с окончанием регистрации на рейс. А на внутренних рейсах регистрация заканчивается за сорок минут до вылета самолета.

 

В 7:45 Груздев уже стоял у окошка кассы. Перед ним был всего один человек, который ничего не покупал а только компостировал кассиру мозги удобными для него, но несуществующими в реальности стыковками. Груздев терпеливо ждал когда он, наконец, поймет, что улететь из Ноябрьска можно только так как летают самолеты, а не так как хочется. Наконец, окошко освободилось и Павел Александрович протянул кассиру наличные деньги и паспорт.

 

-- Москва, на 9:10. Любое место.

 

Конечно, существовала вероятность, что билетов может не быть. Ведь утренний рейс из Ноябрьска в Москву на всю неделю был только один – по средам. Но это не было проблемой. Просто оттянуло бы план на семь дней, до следующей недели. А он взял бы другое такси, вернулся бы обратно в спортзал и был бы на работе с обычным в последнее время получасовым опозданием.

 

На его счастье, билеты были. Он купил обычный эконом. Место оказалось в проходе, ну и ладно. Павел Александрович очень надеялся что на него не стоит «стоп» в «Сторожевом контроле» (*222*). Но даже если его сейчас и примут под белые руки или будут встречать при посадке – на это у него тоже была припасена легенда. Конечно, неприятный разговор с Батовым будет в любом случае, но Груздев надеялся что сможет объясниться перед генералом.

 

Регистрация была пройдена и вот он на борту. Билет он покупал на свое имя. Во-первых, это должно было показать Батову что он никуда не собирается утекать – просто необъяснимая выходка с поездкой в Москву. Во-вторых, левые документы нужно было использовать только в самом крайнем случае. А такового еще не наступило.

 

Они приземлились во Внуково по расписанию. Груздев любил этот аэропорт потому что в отличии от Шереметьева или Домодедово, где задержки в вылетах и посадках были обычным делом, в этом аэропорту таких безобразий не случалось. Связано это было с тем что трафик во Внукове был в разы меньше чем в двух главных аэропортах российской столицы.

 

Павел Александрович спустился по трапу, прошел в здание аэровокзала и сделал несколько контрольных кругов по обоим этажам. Все было чисто, никто за ним не увязывался. Тогда он прошел на станцию откуда отправлялся аэроэкспресс. Он вошел в вагон и быстро прошел в другой конец состава. И перед самым закрытием дверей выскочил из вагона. В Москву он уехал только на третьем аэроэкспрессе, предварительно еще дважды проделывая трюк с вагонами и поплутав по обоим этажам аэровокзала. Но все было чисто.

 

Аэроэкспресс прибывал на Киевский вокзал. Оттуда с пересадкой на Парке Культуры он добрался до Кропоткинской. Вышел на Остоженку, по пути была сетевая кофейня. Груздев присмотрелся: да, это она. Он толкнул стеклянную дверь и вошел внутрь. Приятный аромат сразу ударил в ноздри. Павел Александрович вспомнил что сегодня еще не успел выпить дежурную чашечку кофе. Но от заказа воздержался – в конечной точке его маршрута его обязательно напоят кофе. И накормят если надо. В этом Груздев не сомневался.

 

Бариста (*223*) закончил варить кофе, когда к стойке подошел новый посетитель. Дорого одетый, желанный клиент. Поэтому на его лице сразу возникла самая приветливая улыбка какая только возможно.

 

Клиент положил на стойку пятьсот рублей (*224*), но ничего заказывать не стал.

 

-- Для меня должны были оставить пакет с документами, -- сообщил Груздев.

 

-- А, да. – бариста профессиональных движением смахнул пятихатку со стойки и она перекочевала куда-то в складки передника. На ее место из-под стойки лег коричневый конверт формата А4. По виду достаточно увесистый. – Этот?

 

Груздев кивнул и забрал конверт. Найдя свободный столик он уселся, но так чтобы видеть всех входящих и через большие панорамные окна – что происходит на улице перед кафе. Если его примут с этими документами – тогда точно головы не сносить. Нет, ничего криминального в этом пакете не было, никаких гостайн. Боялся Павел Александрович не спецслужб или правоохранителей, а своего работодателя и покровителя, Батова. Попади ему в руки эти документы он мигом сделает правильные выводы и тогда номинал упокоится с миром, повесившись где-нибудь в Битцевском лесопарке или погибнув под колесами «Сапсана» (*225*).

 

Документы были скреплены в зеленой пластиковой папке, на которой было написано от руки – DELLFOX. Каждый документ находился в отдельном файле. Груздев бегло просмотрел документы. Он знал что будет в конверте. Нужно было просто убедиться что исполнитель ничего не перепутал и ничего не забыл. Без этих документов предстоящая встреча не имела никакого смысла. Но все было как будто в полном порядке. Павел Александрович вложил папку обратно в конверт, и все вместе – в элегантный кожаный кейс. И вышел из кафе.

 

Еще минут десят пешком по Остоженке и он оказался перед особняком романовской эпохи с массивными дубовыми дверями. Двери были наглухо закрыты. Видно, тут были рады не всякому гостю. Каких либо вывесок с названиями учреждения не было – только табличка с улицей и номером дома. Но Груздев знал что он попал туда куда нужно. Он никогда раньше здесь не был, но латунная табличка с адресом говорила ему что это именно тот дом, который ему нужен.

 

Слева был звонок. Павел Александрович нажал на кнопку. Металлический голос охранника прозвучал практически сразу:

 

-- Слушаю вас!

 

-- Мне нужен Александр Берг. – ответил генеральный директор “Хангаза”. -- У меня назначено. Моя фамилия Груздев.

 

Еще секунду охранник сверялся со списком гостей.

 

-- Проходите. На лифте, второй этаж. Вас встретят у лифта. Гардероб справа от лифта на первом этаже.

 

Раздался щелчок открываемого дистанционно замка. Павел Александрович потянул на себя тяжелую дверь и шагнул внутрь. Первое, что бросалось в глаза – огромное панно на противоположной стене с объемными буквами:

 

INCOM LV

 

Vos potest facere omnia, cum nobis (*226*).

 

ПРИМЕЧАНИЯ к Главе 43

 

*221*.  Москва и Ноябрьск находятся в разных часовых поясах. Ноябрьское время опережает московское на 2 или 3 часа в зависимости от времени года.

 

*222*.  «Сторожевой контроль» -- программа, которую используют правоохранительные органы РФ для слежки за потенциальными экстремистами и просто противниками действующей власти. Является частью программы «Розыск-Магистраль», которая позволяет обнаружить розыскиваемых лиц при покупке билетов на самолет или поезд. Отличие «Сторожевого контроля» от «Магистрали» в том что если в последнюю чтобы загрузить данные физического лица обязательно должна быть привязка к реально существующему уголовному делу, то в «Сторожевом контроле» никакой привязки не требуется. Просто загружаются данные интересующего человека и как только он покупает билет на самолет или поезд – данная информация тут же ложится на стол инициатора.

 

*223*.  Бариста – бармен, работающий за стойкой бара, но специализирующийся  на приготовлении не алкогольных напитков а кофе и напитков на основе кофе.

 

*224*.  В ценах 2013 года – чуть более 10 USD.

 

*225*.  «Сапсан» -- скоростной электропоезд, соединяющий Москву и Санкт-Петербург. Благодаря высокой скорости движения (в среднем 200 км/ч) преодолевает расстояние в 710 км за 4 часа.

 

*226*.  Vos potest facere omnia, cum nobis (латынь) – с нами можно все!