Это текст. Нажмите, чтобы отредактировать и добавить что-нибудь интересное.

Сергей Патаев

ЧЕРНЫЕ СЛЕЗЫ

Глава 44

Татар в Тюменьской области проживало больше ста тысяч человек. Они составляли десятую часть населения всей области, концентрируясь по всему региону, не только в Тюмени. Но это были себертатарлар – сибирские татары. Потомки Сибирского ханства (*227*), они несколько отличались от своих соплеменников поволжских татар – тех, по ком мнение о всех татарах складывалось у остальных жителей огромной страны от Балтики до Тихого океана. Сибиряки слыли людьми спокойными, рассудительными и законопослушными. Еще были отличия в языке, культуре, традициях.

 

Была в Тюменьской области и вторая группа татар – поволжских. Те были выходцами из Татарстана и Башкирии и были не в пример своим сибирским родичам энергичны и деятельны. Они заняли прочные позиции в бизнесе, особенно в нефтяном. Были представлены в логистике, торговле, банковской сфере. В полиции и исполнительной власти также можно было встретить татар.

 

Преступный мир Тюмени еще с конца 80-х годов ХХ века делился на «татарские» бригады и всех остальных. «Татары» всегда стояли особняком. И если все остальные тюменские группировки, выросшие из районных уличных банд, тяготели к синим и платили в общак, то у татарской организованной преступности были иные интересы. Воров они не жаловали, общак имели свой собственный и от откровенного криминала стали быстро переходить в легальную сферу. Заработанные на рэкете и разбоях деньги вкладывались в рынки, торговые центры, недвижимость. Изначально не имея блатных традиций, татары не чурались и учебе. И в период легализации многие члены сообщества отучились в различных ВУЗах или привлекли в дело своих образованных родственников.

 

В итоге в десятых годах ХХI века только старожили помнили что когда-то в городе существовала мощная «татарская» ОПГ. Сейчас же на слуху были другие группировки, имевшие названия либо по районам формирования либо по фамилиям или кличкам лидеров. Все это были традиционные банды, мало изменившиеся с эпохи Перестройки. Да, были еще различные энические группировки, сформированные из цыган, чеченцев, азербайджанцев. Но все это были банды. Татары же бандой перестали быть. То, что раньше было «татарской» ОПГ сегодня превратилось в многопрофильный холдинг «ЛМ». ЛМ – это аббревиатура от имени Линура Мухаметзянова, первого лидера «татар», ушедшего в легализацию. Линур дожил до старости и умер восемь лет назад во сне в турецкой Анталии. С тех пор руководство холдингом перешло к Ильдару Валиеву. Валиев был правой рукой Линура, отвечал в холдинге за безопасность, был в курсе всех тем. Смерти Линура прешествовала тяжелая болезнь – рак гортани. Он фактически отошел от дел, оставаясь руководителем холдинга только номинально. Лицом бизнеса давно был Ильдар Валиев.

 

Второй – левой рукой – Линура Мухаметзянова можно было считать Рифката Халиковича Ситдикова. Прекрасно образованный, бухгалтер с двадцатилетним практическим стажем, он никогда не был публичной фигурой. Мало кто знал о его существовании. Но именно он сосредоточил в своих руках управлением всеми финансовыми потоками холдинга. В его подчинении находилось больше людей чем в силовом блоке, возглавляемом Ильдаром. Но были это экономисты, бухгалтера, трейдеры, юристы.

 

Именно Рифкат Халикович поддерживал контакт с высокими покровителями их конгломерата. Линура Мухаметзянова не особо жаловали из-за его криминального прошлого и повышенного интереса правоохранительных органов к его персоне. Ильдар Валиев, также выходец из бандитского прошлого, не мог похвастаться прямыми контактами с небожителями. Им удобно было общаться со скромным налоговым консультантом и аудитором Рифкатом Ситдиковым – человеком с безупречной репутацией и номенклатурными повадками, сохраненными еще с советских времен.

 

Став главой холдинга Ильдар понимал что чтобы стать настоящим руководителем ему нужно что-то сделать. Он также понимал, что по сути является свадебным генералом у небожителей. Настоящим руководителем был этот юркий бухгалтер-еврей.

 

«Интересно, а Линур тоже был номиналом?» -- подумалось тогда Ильдару.

 

Не смотря на то, что Валиев был выходцем из бандитской среды ему посчастливилось избежать уголовного преследования. Он не был судим, но состоял в картотеке РУБОП как лидер организованной преступной среды. Это было плюсом в его копилку когда небожители выбирали приемника вместо сраженного болезнью Линура. Он был в постоянной разработке борцов с бандитизмом, но они так и не смогли его закрыть.

 

Зато Ильдар успел получить высшее образование. Он был одним из немногих кто не покупал корочку, а послушно отсиживал на лекциях в свободное от заплечных дел время. Он получил диплом юриста хозяйственного права что позволило ему понять механизмы функционирования организаций.

 

Холдинг «ЛМ» был зарегистрирован как общество с ограниченной отвествественностью и был классической управляющей компанией, который владел долями в других бизнесах, аккумулируя на своих счетах капитал для дальнейшего инвестирования и выплаты дивидендов. До его прихода структура собственников выглядела следующим образом: 50% уставного фонда ООО у Линура Мухаметзянова, 20% у эмиратской компании за которой стоял Рифкат Халиков и 30% у трастового фонда на Кайманах. Директорами у этого фонда были мутные лица с латиноамериканскими именами и местом жительства в Панаме, и только один бухгалтер-еврей знал кто конткретно стоит за этим трастом.

 

Ильдар нуждался в поддержке. Он не хотел быть свадебным генералом, зиц-председателем. И чтобы упрочить свое положение однажды он просто взял и разделил свою долю между подконтрольными ему бригадами, оставив за собой только 10%. Теперь собственниками управляющей компании значились пять новых лиц, за каждым из которыз стояло два десятка отмороженных и готовых на все боевиков. И эта армия теперь готова была защищать свое до последнего патрона. Раньше они были на подхвате, довольствуясь тем что бросят им со стола. Теперь же они были равноправны с теми, кто раньше легко распоряжался их жизнями, отправляя под пули или на нары. Но так как бригадиры мало что смыслили в хозяйственном праве очень скоро все они написали довернности Ильдару на управление их долями. Таким образом, облагодетельствовав бойцов, сделав широкий жест, он вернул себе обратно контроль над бизнесом. Оставаясь владельцем 10% уставновного фонда он по прежнему контролировал половину через доверенности. С подозорением относясь к барыгам, которых они вчера доили, а сегодня вместе с ними делают дела, бригады все плотнее сомкнулись вокруг своего лидера Ильдара Валиева, понятного для них человека.

 

Небожители также оценили хитрый ход нового главы «ЛМ». Но в отличии от обеспокоенного Рифката Халиковича они не очень расстроились этому. Просто взяли на заметку что с Ильдаром нужно ухо держать востро. Но небожители не были бы небожителями если бы не чувствовали себя выше тех, кто терся у подножий Олимпа. Хитрый Ильдар мог думать что он упрочил свое положение. На самом деле он просто заработал несколько очков в глазах братвы. Небожители его не боялись. И даже когда Ильдар переименовал холдинг в «Алем» (*228*) оставили это без внимания. Пускай строит свою Вселенную. Все равно дальше длины поводка не убежит. А даже если сорвется с поводка – площадка то огорожена, и на ней сторожевые вышки с пулеметами.

 

При Ильдаре империя стала разростаться географически. Сибирь, Поволжье, Москва, Питер. В регионы приходилось отряжать надежных людей, которые бы контроировали ситуацию на местах. Но так как это были люди Ильдара а не Рифката Халиковича то они понимали свое назначение как быть смотрящими на местах. Постепенно вокруг таких посланников складывались коллективы, которые начинали играть заметную роль в жизни преступного мира того или иного региона. Но Ильдар не мешал этому. Такие бригады были на самом делей незаменимыми ведь на просторах огромной страны, если выехать за МКАД (*229*) или КАД (*230*), вопросы по прежнему решались по понятиям. Даже если были сугубо экономическими.

 

Отношение Ильдара к “ворам в законе” отличалось от отношения к ним его предшественника. Если Линур вообще не воспринимал “воровскую идею”, то Ильдар был более компромисным. Он наладил отношения и с “дедовскими”, и с “таро”. С него не получали, но Ильдар никогла не отказывал в помощи и принципиально не занимал сторону ни того ни другого. Это был так сказать вооруженный нейтралитет. Все знали что Ильдар сам по себе, но при этом доить его или сподвигать к чему либо считалось себе дороже. Никто не питал иллюзий что “Алем” – обычная барыжья контора. Бригдады то остались. И хоть они теперь и назывались различными ЧОПами, но суть то осталась прежней: не влезай – убьет. Никто, впрочем, и не влезал.

 

За всем этим фоном зарабатывались большие деньги. Они зарабатывались хилыми очкариками, которых еще вчера трясли подручные Ильдара. Те не могли выжать штангу, зато неплохо разбирались в котировках, финансовых отчетах, могли просчитать прибыльность любого стартапа. Они умели прятать прибыль, используя для этого как внутрироссийкие так и международные оффшоры. Умели выигрывать тендера с госгаратнями, получать гранты и банкротить интересные с точки зрения поглощения предприятия. Это тоже была армия, только невидимая. Их оружие – их мозг. И руководил ими Рифкат Халикович Ситдиков. Он оберегал своих “солдат” от общения с бригадами. Ревностно следил чтобы в рядах не затесались поклонники блатной романтики. Все они жили в другом мире. Их знали как деловых людей, они были рукопожаты в органах власти и бизнес-сообществе. Вместо терок, разборок и толковищ – выставки, конференции, семинары. Вместе автоматов и пистолетов – знания.

 

Когда подстрелили Ильдара – это стало громом среди ясного неба. В Тюмени у “татар” давно уже не было конкурентов. Подручные Ильдара не ассоциировались с криминалитетом. Правда, по старой памяти все еще состояли в картотере уголовного розыска в качестве лидеров и рядовых участников оргперступной среды. С “ворами” также не было терок. Через структуры Ильдара отмывались общаковские деньги, на которые потом покупалась недвижимость в Турции, Греции, Италии, Испании. С трудом верилось что они могли рубить сук на котором сидели. Тем более что в работе продолжали оставться их деньги. И “воры” одними из первых стали вести параллельное расследование, чтобы выяснить кто стоял за расправой.

 

От конкурентов по бизнесу такое тоже вряд ли могло прилететь. Ильдар Халикович был в курсе всех дел и знал что острых вопросов у “Алема” не было. В настоящее время они никого не поглащали, никого не искали, и ни у кого ничего не отжимали.

 

Небожители? От этих всего можно было ожидать. Но Ситдиков помчался в Казань буквально на следующий день после расстрела. Ильдар был еще жив, но ничем управлять уже не мог. Поэтому временное управление всем и вся, включая бригады, легло на него. Небожители были потрясены не меньше самого Ильдара Халиковича. Они также начали собственное расследование через подконтрольные силовые ведомства – МВД, ФСБ, СКР. Они же через некоторое время предложили ввести в тему в качестве свадебного генерала младшего брата Ильдара. Правда, изначально не предполагалось посвящать его ни в какие дела. Он просто должен был заменить Ильдара на время болезни и на первое время если того не станет. Небожители боялись междоусобицы. Ведь Ильдар наделил бригады долями в бизнесе. И сейчас вполне могла пойти борьба за власть. Ведь приемника Ильдар не оставил. Или кто-то захотел бы отвалиться, унеся с собой кусок пирога.

 

Чтобы не допустить междоусобицы и развала холдинга и нужен был Ришат. Нужен был как знамя, под которым можно было объеденить бойцов. Да, он не был выходцем из преступного мира. Простой водитель рейсового автобуса из поволжской глубинки. Правда, офицер спецназа и ветеран боевых действий. А это ценилось в преступном мире. К тому же Ришат был братом Ильдара. А родственные связи почитались в татарском обществе. Пускай не так рьяно как у кавказцев, но все же не так как у русских.

 

Однако одних родственных связей было мало чтобы занять место Ильдара. Все ж таки “Алем” это не семейный бизнес. Ильдар разделил его между бригадами и теперь бригады должны были решать кто станет их боссом. Нужно было сделать так чтобы Ришата Валиева признали боссом, хотя бы временно. Вполне логично что младший брат решил отомстить за старшего. Бригады в этом помогут, Рифкат Халикович в этом не сомневался. И за это время он и Небожители должны выбрать того кто станет преемником Ильдара. Преемником для бригад. Ведь бригады пока не знают что Ильдара больше нет. Но скрывать это долго будет невозможно.

 

Размышления над будущем “Алема” были прерваны картинкой на экране огромной плазменой панели, которая висела на стене в люксе “Украины”. Они вчера вернулись в Москву из Тель-Авиива и поселились в этом отеле недалеко от Киевского вокзала. Решили день передохнуть после пятичасового перелета.

Телевизор работал бесшумно. Шел выпуск новостей на Первом Канале. В кадре появился сгоревший автомобиль и титры “терракт в Тюмени”. Новости с малой родины привлекли внимание бухгалтера и он взял пульт и включил звук.

 

« -- …  Тюмень продолжает лихорадить. Сегодня страшный взрыв буквально уничтожил легковой автомобиль перед частной школой в самом центре города, в двух шагах от областной администрации, в двух шагах от Управления внутреннних дел. По предварительным данным, погибших двое – женщина и ребенок. Их личности еще устанавливаются, но на месте происшествия был замечен Сергей Акимов, авторитетный бизнесмен, в определенных кругах известный как Аким. Он был пропущен за ограждение, ему продемонстрировали трупы. Возможно, это было опознание. К сожалению, мы прибыли после этого момента, но нам о нем сообщили коллеги из регионального новостного портала, которые прибыли на место взрыва буквально через 10 минут. Очень большая вероятность, что погибшие – члены семьим господина Акимова. Но официального подтверждения этому пока нет…»

 

Рифкат Халикович покачал головой. Куда мир катится если уже взрывают женщин и детей? Он знал Акимова, но тот был человеком иного уровня. Простой уличный бандит. Они пересекались когда то давно, еще в прошлой жизни, но их дороги разошлись сторонами.

 

Выключив звук, Ситдиков вернулся к работе в электронной почте. Он прочитывал сообщения в хронологическом порядке. На какие-то отвечал, какие-то удалял, какие-то откладывал в папку. Наконец, дошла очередь до последнего. Оно пришло полчаса назад. Никаких пометок срочности не было, иначе Рифкат Халикович просмотрел бы его в приоритетном порядке. Автор – один из юристов «Алема». Тема письма -- «ХАНГАЗ. Изменения в составе учредителей».

 

Бухгалтер нахмурился. Какое изменение?

 

Он открыл письмо и принялся читать.

 

ПРИМЕЧАНИЯ к Главе 44

 

*227*.  Сибирское ханство – феодальное государство, возникшее в XV веке в результате распада Золотой Орды. Занимало территорию бассейна рек Обь (вплоть до ее впадения в Карское море на Крайнем Севере), Ишим, Тура, Иртыш. Столицей был Кышлык недалеко от современного Тобольска. В 1598 году завоевано Ермаком и присоединено к русскому государству.

 

*228*.  Алем (тюрк.) – мир, Вселенная. Казанские татары произносят это слово как элем.

 

*229*.  МКАД  – Московская Кольцевая Автомобильная Дорога

 

*230*.  КАД  – Кольцевая Автомобильная Дорога. В данном контексте имеется Петербургская КАД.

Конец ознакомительного фрагмента.

Понравилась книга? 

Книгу можно купить и дочитать.

- печатная версия, твердый переплет, 500 рублей

- PDF-версия 300 рублей

Отправляем по всему миру. Почтовые расходы оплачиваются отдельно.

Чтобы купить книгу -- напишите, пожалуйста, на spataeff@gmail.com