Сергей Патаев

ЧЕРНЫЕ СЛЕЗЫ

Глава 5

Сорокин был достаточно демократичным градоначальником. Он не только вызывал чиновников в свой кабинет, но и сам мог прийти к любому подчиненному. И не только к подчиненному – но и к соседу, и к просителю.

Мэр с женой жили в обычной ноябрьской пятиэтажке. Утром, когда он уже уехал на работу, к ним в дверь позвонили. Вера, жена Дмитрия Сергеевича, увидела в глазок соседа и открыла дверь.

 

-- Дмитрия Сергеевича нет, -- сообщила Вера. – Он уже уехал на работу.

 

-- Жаль. Хотел с ним посоветоваться. – вздохнул сосед и, помявшись не много, спросил: -- А позвонить ему можно?

 

-- Конечно, -- удивилась Вера. – Вам дать его телефон?

 

Сосед, записав номер, ретировался в свою квартиру. Через минуту он уже звонил мэру.

 

-- Дмитрий Сергеевич, это вас беспокоит Василий Ильин, ваш сосед из 52-й квартиры.

 

-- Слушаю Вас, Василий, извините, забыл Ваше отчество.

 

-- Можно без отчества. – смутился сосед. – Я хотел с Вами посоветоваться.

 

-- Конечно, слушаю Вас.

 

-- Даже не знаю, как начать… Вы, наверное, знаете, что у нас в «Хангазе» зарплату уже два месяца не платят.

 

-- Да, конечно, знаю. Полгорода работает на «Хангазе», как не знать?

 

-- Тут у нас вчера Козлов был… Вы знаете Козлова? Да, конечно знаете, кто же его не знает. Так вот, он говорил, что акции можно продать, у него есть знакомые, которые их скупают. Скупают по 15 рублей.

Говорит, сам уже им продал, почти миллион выручил. И ребята с Вынгапуровского вроде тоже продавали, но я там никого не знаю, просто краем уха слышал.

 

-- Даже так? – удивился Сорокин. – по пятнадцать рублей за акцию?

 

-- Да, говорит, по пятнадцать. Только я в этом ничего не смыслю. Боюсь, как бы не обманули. Вот и хотел с Вами посоветоваться. Вы человек грамотный, наверняка знаете, как акции продают. Извините, конечно, что по пустякам беспокою. Просто мне не к кому обратится, а нам послезавтра платить по ипотеке, а денег нету и взять негде. Я же квартиру в новом доме строю…

 

-- Ничего, ничего, Василий, все нормально. – Сорокин поспешил успокоить работягу. – Конечно, я Вам помогу. У вас есть какая-нибудь связь с людьми, которые покупают акции? Вам Козлов дал какой-нибудь телефон или адрес куда обращаться?

 

-- Телефон дал. – и Ильин продиктовал номер мобильника скупщиков акций.

 

-- Хорошо, я сейчас все узнаю и перезвоню вам, -- пообещал Сорокин и дал отбой.

 

Он сидел и несколько секунд смотрел на только что записанный номер. Префикс был московский (*13*).

 

Очень интересная ситуация. Сначала неожиданно для всех умирает Геннадий Колесников, потом из Москвы приезжает новое антикризисное руководство «Хангаза» и «Хангаз» мгновенно из флагмана добывающей промышленности и крупнейшего налогоплательщика города превращается почти в банкрота. Вскрываются хищения, банки – вернее, один-единственный банк-кредитор -- рвут компанию на части, рабочие перестают получать зарплату. Акции, которые до этого обращались на бирже и даже претендовали на место в «голубых фишках» (*14*), на фоне всех этих событий падают ниже плинтуса. При этом в городе появляются скупщики акций с московским номером телефона, которые охотно скупают акции по цене выше рыночной. В то время как все биржевые аналитики кричат «продавать». А агитирует за скупку акций руководитель «хангазовского» профсоюза Виталий Козлов, недавно получивший обещание войти в Совете Директоров от крупнейшего акционера – государства.

 

«Смахивает на рейдерский захват». – пришел к неутешительным выводам мэр. – «И кому это вдруг понадобилось банкротящееся предприятие?»

 

-- Валера, -- Сорокин набрал своего водителя. – ты не знаешь, где у нас в городе можно купить сим-карту без паспорта?

 

Водитель удивился неожиданной просьбе шефа. Конечно, он знал, что симки без всякого оформления, вернее оформленные на подставных лиц, можно было купить даже не отходя далеко от городской администрации. Через пятнадцать минут симка уже лежала на столе мэра. Вставив ее в старый телефон, который без дела валялся в столе, Сорокин позвонил по номеру, который ему дал Ильин.

 

-- Слушаю. – раздался в трубке уверенный в себе, даже чуть нагловатый голос.

 

-- Здравствуйте, мне ваш номер дал Козлов.

 

-- Вы хотите продать акции? – перебил его голос и тут же ответил заранее вызубренной фразой, предупреждая любые вопросы. – Мы покупаем любое количество, цена 15 рублей штука за обычную, 20 рублей за привилегированную. Переоформляем у реестродержателя и тут же расчитываемся – хоть наличными, хоть на карту. Расчитываемся до получения выписки из реестра. Адрес будете записывать?

 

-- Да, конечно. – и Сорокин записал продиктованный адрес. После этого он позвонил Ильину и предложил тому подойти к городской администрации. – Я с Вами съезжу на сделку, если Вы не против. Посмотрю, чтобы все было в порядке.

 

Ильин засмущался, он не ожидал, что мэр решит вместе с ним прокатиться на пункт скупки акций, но предстоящий платеж по ипотеке заставил пересилить смущение и выдвинутся к мэрии. Пролетарий еще больше удивился, когда мэр уселся рядом с ним на переднее сиденье и, будто они каждый день так катаются, махнул рукой: «Поехали».

 

Скупщики акций сидели в арендованном помещении на первом этаже жилого дома на улице Изыскателей, что в Шестом микрорайоне. Это было недалеко от мэрии, и на месте они были уже через несколько минут.

 

-- Василий, только помните: я – ваш коллега, который тоже хочет продать акции, но еще сомневается, а поэтому пришел с Вами посмотреть что да как. Хорошо?

 

Ильин мрачно кивнул. А Сорокин понадеялся что заезжие скупщики акций не интересуются местными новостями, газет не читают и не смогут опознать в нем мэра. По крайней мере голос в трубке не создавал впечатления о его обладателе как об интелгентном человеке.

 

-- Вот и ладушки. Тогда пойдемте.

 

Контора представляла собой блок из двух комнат. Входя в дверь с улицы попадаешь в обширный холл, в котором по углам стояли два дивана, письменный стол, а в углу была дверь, которая вела в кабинет.  Там, вероятно, и сидел руководитель этих «Рогов и копыт».

 

Сорокин огляделся вокруг. Ни о какой респектабельности речи не было – обычные обшарпанные стены, минимум мебели, да и та видно осталась в наследство от прежних арендаторов. Такое ощущение, что скупщики не собирались находиться здесь долго. Сделали дело, скупили акции, и отбыли восвояси. Судя по номеру телефона, который был у Ильина, прибыли эти дельцы из первопрестольной.

 

Один диван был свободен, на другом в нарды играли два мордоворота. Ничего себе скупщики, подумал Сорокин.

 

-- Акции продавать пришли? – лениво спросил один из них, едва взглянув на вошедших. – Сейчас поедем.

 

И кинул кости.

 

Сорокин с Ильиным переглянулись.

 

-- Куда поедем? – пересохшим от волнения голосом спросил Ильин.

 

Мордоворот снисходительно улыбнулся – вот тупые работяги!

 

-- В депозитарий поедем, переоформлять акции будем. Сертификат, паспорт с собой?

 

-- Да, с собой.

 

-- Тогда о`кей. Вы на машине?

 

-- Да.

 

-- Потом закончим, -- бросил он своему напарнику и поднялся с дивана. – Покажите сертификат.

 

Ильин протянул сертификат мордовороту.

 

-- Так, девяносто три тысячи акций. – достав смартфон быстро умножил количество на цену. – Один миллион триста девяносто пять тысяч. Деньги отдадим, как только переоформим акции. Прямо там, в кассе депозитария. – он взглянул на Сорокина. – А ваш сертификат?

 

-- Я пока окончательно не решил, -- ответил Сорокин. – Вот посмотрю, как у товарища все пройдет – потом, возможно, тоже приду. Деньги-то нужны.

 

-- Конечно, придете. – со знанием дела усмехнулся мордоворот – мол, куда ты денешься. – Мы никого не обманываем. Нам уже многие ваши работники продавали, все довольны остались. И цену лучше нас никто не даст.

 

-- Это уж точно.

 

На этом разговор закончился. Дальше Сорокин с Ильиным на своей машине, а оба мордоворота – на своей поехали в центр, на проспект Мира. Сорокин снял на смартфон номер впереди идущего автомобиля, на котором ехали скупщики акций. Ильин при этом нервно заерзал на сиденье.

 

-- Что-то не так?

 

Сорокин улыбнулся и ободряюще похлопал его по плечу:

 

-- Не переживайте, Василий. Я больше чем уверен, что они не собираются вас обманывать. Не затем они здесь.

ПРИМЕЧАНИЯ к Главе 5

*

13*. В данном случае имеется ввиду код оператора сотовой связи. В России по коду можно определить не только компанию, которая обслуживает данный номер, но и регион в котором он зарегистрирован.

 

*14*.  Голубые фишки (англ. Blue chips) — акции наиболее крупных и надёжных компаний со стабильными показателями получаемых доходов и выплачиваемых дивидендов. Являются индикаторами всего рынка, так как считается, что если возросли цены на акции этих компаний, то и акции компаний «второго эшелона» тоже возрастут, соответственно падение курса акций голубых фишек означает снижение курса акций компаний «второго эшелона». Акции голубых фишек являются наиболее ликвидными на рынке ценных бумаг.