Это текст. Нажмите, чтобы отредактировать и добавить что-нибудь интересное.

Сергей Патаев

ЧЕРНЫЕ СЛЕЗЫ

ИНЫЕ

(Глава 7А)

Девочка была не такая как все. Ее звали Неко. В отличии от большинства ненецких детей, которые появляются на свет зимой, она родилась летом. Ее появления ждали – она была первым ребенком у Сатако и Ели. Вернее, они очень ждали мальчика, но родилась девочка, что, в прочем, не сильно огорчило родителей.

Неко на свет появилась в фактории – так кочевые ненцы называют поселки, куда они приходят на зимовку. Практически у каждой ненецкой семьи, занимающейся отгонным оленеводством, есть постоянное жилище. Как правило это добротный дом, построенный к югу от Полярного Круга. В окрестностях Ноябрьска, где обустроились Сатако и Еля, полярных ночей не бывало. Там можно было спокойно переждать суровые времена, чтобы весной снова откочевать на бескрайние просторы ямальской тундры.

Неко родилась крупным ребенком, ее вес был более четырех килограмм. Еля рожала сама. Когда приближались роды в город уехать не было никакой возможности – несколько дней шли проливные дожди, все дороги раскисли и превратились в болото. А гнать в такую глушь за триста километров вездеход чтобы забрать роженицу-ненку никто бы не стал. Даже самые толерантные горожане, потомки выходцев с Большой Земли, не видели в том никакого резона. Ненцы воспринимались и воспринимаются и в Ноябрьске, и в Сургуте, и в Салехарде как часть местной флоры и фауны, поэтому никто не видел ничего страшного в родах ненки в фактории или вообще где-нибудь на пастбище посреди тундры. Оленям же не посылают ветеринаров, когда у них начинается отел в апреле. И ненкам помощь ни к чему – испокон веков сами рожали, и сейчас родят. Чай, не сахарные куклы с Рублевки.

Своим ходом тоже бы не добрались – в такой дороге увязнет любой автомобиль, даже «Нива». Да и не собирались, если честно, Сатако и Еля в город. Они жили в согласии с природой как и их предки. Выросли благодаря защите духов и соблюдению всех правил общежития с землей, водой и небом, а потому надеялись на другую помощь -- просили Нума (*23*) защитить от Нга (*24*) и его козней, которые могли осложнить елины роды. Просили, как и положено, через шаманов – им передавалась просьба, а те уже просили дальше, передавая слова просителей тадебцю (*25*). Тадебцю, в свою очередь старались помогать своим просителям. Сатако ездил в урочище, где стояли идолы и священные камни, кормил их, приносил жертву. Духи знали, что если не откликнуться на просьбу – ненец может обидеться и перестать приносить пищу, которую другим способом им было не получить.

 

Еля тоже просила духов и особенно Я-Небя, которая считалась покровительницей всех женщин, облегчить роды и родить здорового и сильного ребенка.

Была еще в фактории часовня, но зимой она не работала – батюшка был белым монахом (*26*) и уезжал к семье в город, чтобы в уютной квартире в Ладном (*27*) переждать суровую зиму и возвращался только тогда, когда у оленей отпадали старые рога и вырастали новые (*28*). На всякий случай в домике у Сатако и Ели, как и у других соплеменников, висела икона святого Николая Угодника, почитание к которому передалось ненцам от первых русских исследователей Крайнего Севера. Сатако и ему принес жертву – зарезал оленя и измазал всю икону свежей, еще теплой кровью – напоил святого, да и сам выпил любимого всеми духами питья (*29*).

Поэтому, когда у Ели начались схватки Сатако особо не волновался. Он хорошо просил духов, сделал богатые дары, принес в жертву нескольких оленей из своего почти тысячного стада. И духи с богами не подвели. Еля родила девочку. Без разрывов и осложнений. Старые женщины приняли у нее роды, виртуозно перерезали пуповину как сделает еще не каждый городской врач, обмыли ребенка и роженицу, и помогали все время, пока Еля приходила в себя после родов.

 

Девочка была очень энергичной. Как и многие ненецкие дети она родилась уже с шевелюрой. Орала, как разбуженная посреди зимы медведица. Маленькие узкие глазки еще не приспособились к новому миру и не могли видеть ничего вокруг себя кроме размытых образов.

Сатако ждал мальчика, но духи в качестве первенца послали ему девочку. Над именем долго не раздумывали – папа назвал новорожденную Неко, что на ненецком означает просто женщина.

«Как давно это было, – подумал Сатако, сильнее кутаясь в малицу (*30*) от пронизывающего ветра. – Семь лет назад. Да, почти семь лет назад…»

ПРИМЕЧАНИЯ к ИНЫМ (Глава 7А)

*23*. Нум – верховное божество у ненцев. Считается, что он создал все живое и именно от него зависит благополучие людей. Нум помогает людям только в случае обращения к нему с просьбами о защите.

 

*24*. Нга – злой бог болезней и смерти у ненцев, сын верховного бога Нума. Является олицетворением всего плохого, равнозначен дьяволу или шайтану

 

*25*. Тадебцю – небесные духи в ненецкой системе верований. Посредники между людьми и богами. Общаться с ними могут только шаманы. Ненцы свои просьбы передают богам через шаманов, которые, в свою очередь, передают их тадебцю, и только тадебцю может сообщить просьбу простого ненца богам.

 

*26*. Монашество в православии бывает двух видов – черное и белое. Черные монахи дают обед безбрачия, носят черные рясы и живут в монастырях. Белые монахи живут в миру и имеют семьи. Более того, они по церковным канонам не смогут получит сан до тех пор, пока не обзаведутся семьей. Носят, соответственно, одеяния светлых тонов.

 

*27*. Один из микрорайонов Ноябрьска. До административной реформы имел статус поселка.

 

*28*. Период с марта по конец апреля.

 

*29*. Один из обрядов «кормления» высших сил. Христианские святые занимают свое место в современной культуре ненцев. Проникнув в тундру, христианство не смогло искоренить язычество. Наоборот, народы Крайнего Севера приспособили христианских святых под свои нужды и стали по-своему им поклоняться, при этом не забывая про своих исконных богов и духов.

 

*30*. Малица — нательная меховая рубаха с пришитым к ней капюшоном и рукавицами. Очень тёплая и хорошо защищает тело и голову от холода, оставляя открытым только лицо. Шьётся и надевается мехом внутрь, к телу. Малица украшается меховым кантом. Летом ходят в старых малицах с откинутым капюшоном, а зимой в новых малицах. В них даже совершают поездки на короткие расстояния.